Алексей Востряков (13vainamoinen) wrote,
Алексей Востряков
13vainamoinen

И помнит мир спасенный…

Ничего этот мир спасенный не помнит. Если бы помнили, не наступали на те же самые грабли. Фашисты, есть фашисты, какой бы национальности они не были: немцы, русские, украинцы или финны. Поэтому приходится напоминать.


ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ БЫВШЕГО УЗНИКА ФИНСКОГО КОНЦЛАГЕРЯ Н. ПАРККАРИ «О ПОЛОЖЕНИИ В ЛАГЕРЕ СОВЕТСКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ В 1941-1942 гг.»

<...> Во время пребывания в Ялкала, которое длилось три холодных зимних месяца, наиболее мрачным осталось в памяти ужасное отношение к русским военнопленным. Лозунгом командира батальона военнопленных лейтенанта Неро был: «Русских (ryssia) нужно уничтожать столько, сколько возможно. Чем больше будет трупов, тем лучше».
Это был типичный лозунг тылового «героя». Жестокостью стремились скрыть личную трусость и добыть авторитет, издеваясь над безоружными военнопленными и уничтожая их. Такое не могло происходить без одобрения верховного военного руководства. Подобные Неро маленькие «герои», большая часть которых была шюцкоровцами или освободившимися из тюрьмы уголовниками, встречались в Ялкала ежедневно.



Лейтенант Неро иногда в истеричном состоянии бегал с пистолетом в руке по стройке, стреляя в пленных прямо во время работы. После войны Неро был осужден как военный преступник за убийства, совершенные во время войны, но даже приблизительно нельзя было получить полной ясности о всех случаях, ведь русских пленных в то время совсем не регистрировали. Их привозили из Выборгского центра военнопленных по количеству на место замерзших, умерших от голода и застреленных. Почти каждое утро мы видели, как военнопленные везли на санках мимо нашего барака умерших ночью товарищей, чтобы закопать в лесу.

Русские пленные были на дорожных работах, копали в замерзшей земле ямы для телеграфных столбов, таскали на санках тяжелые строительные материалы и т. д., хотя они абсолютно все были скелетами от голода и у многих были отморожены пальцы ног, рук и нос. Редко выдавался такой день, когда на наших глазах не расстреливали пленных прямо на обочине дороги за то, что они не могли идти, по мнению конвоира, достаточно быстро. Постоянным палачом был однорукий фельдфебель, который совершал казнь в ближайшем лесу по утрам, расстреливали больных, обмороженных до нетрудоспособности или получивших наказание. После казни на место отправлялась другая группа пленных копать могилы товарищам. Возможно, завтра их самих ожидала та же участь. Во время работы пленного могли застрелить якобы за то, что он ленился, хотя все пленные были настолько слабы, что их следовало бы отправить в больницу.

Однажды мы услышали прямо около нашего барака из леса ругань и крики конвоиров: «Смотри, какие у него хорошие штаны!», «Застрели его, сатану!» Сразу раздался выстрел. Когда мы заметили, что палачи удалились, мы сходили на место и увидели убитого русского военнопленного, лежащего на животе прямо в снегу.

В начале января 1942 г. однажды ночью из бараков собрали 23 больных и замороженных пленных — якобы для отправки в больницу в Выборг. Они были расстреляны за близстоящей конюшней. Тогда среди палачей находился также руководитель группы конвоиров Котиранта. который незадолго до этого был переведен от нас в конвоиры русских пленных. За то время, что мы находились в Ялкала, прибыли из Выборга только туда, где находились мы, 300 русских пленных. Когда мы уезжали, через неполных три месяца, из них осталось только 115 чел. Такое отношение вызывало недовольство даже среди тех, кто выполнял трудповинность, но деспотизм Неро не давал выражать это открыто. <...>

Pakkari X. Suomalaiscssa keskityslcirissa vv. 1940—1944. Kuopio, 1955. S. 56—58. Перевод с финского.
Tags: Финляндия, война, фашизм
Subscribe

promo 13vainamoinen august 1, 2013 09:55 8
Buy for 30 tokens
Промо-блок свободен.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments