Алексей Востряков (13vainamoinen) wrote,
Алексей Востряков
13vainamoinen

Categories:

Детдом — плохой родитель.



На днях мой хороший знакомый, директор одного детского дома прокомментировал мои высказывания, что помогать нужно не детским домам, а конкретным детям. Он счел это моей личной вендеттой бывшего детдомовца. Отчасти он прав, я давно против государственной системы заботы о детях, и считаю, что нужно все сделать для того, чтобы сиротских учреждений не было — в сегодняшнем их виде точно. Но до этого еще далеко, вот и приходится что называется брызгать ядом на вкусный сиротский хлеб, чтобы было как можно меньше желающих его подсластить и тем более откусить. Детдом — плохой родитель.


При всем уважении к тем, кто работает в системе, — а среди них немало достойных людей, — в детских домах качество подготовки сирот к будущей общественной жизни очень низкое. У меня большая практика работы как с богатыми, так и с бедными детдомами — с этим проблемы везде. Главная причина — изъятые из семьи дети лишаются того, что дает семья, даже если это плохая семья, — конкретного человека, который будет значимым для ребенка всю его жизнь. Не психолога, который появится раз в месяц или даже два, а просто человека — личность, гражданина. Без его постоянного участия ребенку будет весьма сложно обрести необходимые для жизни навыки и умения. Ребенок копирует, задает вопросы, вступает в конфликты и разрешает их — и только так развивается.

В детдоме ребенок просто находится. Это слово — просто — самое страшное. Когда ребенка забирают из семьи, ему как воздух нужно продолжать контакт со взрослым человеком. Но его привозят в детдом и бросают в группу, где встраивают в жизнь учреждения совсем иными методами: ты теперь здесь живешь, и все будешь узнавать сам, твое пространство – детский дом.

У тебя не будет постоянного контакта с тем, кто будет успевать за твоим взрослением. Ты будешь получать обрывочную информацию, чаще всего о жизни самих сотрудников, так как твой запрос будет на самом примитивном уровне – куда сейчас идти и что сейчас делать. Ты будешь двигаться туда, куда тебе переместят не согласно твоему личному запросу, а тому, насколько это вписывается в возможности учреждений. Тебя отвезут на Красную площадь, а может и на юг Италии, но ты — лишь предмет логистики. Когда ты поймешь это, будешь жить в ожидании этих самых перемещений. И постоянно ждать, чего нового предложит система.

Потом приедут спонсоры, и тебе придется в очередной раз надеть костюм, чтобы выступить перед ними с механически заученной сценкой. Ты не покажешь им, как учишься в школе, какой спортивный разряд получил или как ездил помогать своим родителям красить забор. Не прочитаешь стихи Мандельштама или еще кого, — не одно, про Новый год, — а больше и губже. Если споешь, то скорее всего в караоке, а не на самом деле. Ты не покажешь спонсору ничего такого, что позволит тебе потом выйти из стен детского дома реальным гражданином. Во-первых, потому что тебе этого не дали, а во-вторых — потому что большинству спонсоров достаточно заученной сценки и неестественной улыбки.

Но самое главное, что делает система, — забрав ребенка из семьи, она снижает его шансы вернуться, еще не утратив семейных знаний. Получив детдомовский урок, человек теряет желание наверстывать упущенное, ведь всё сделают за него, и одновременно боится своих незнаний. В результате он становится заложником системы, ее вечным жителем.

Александр Гезалов
Tags: дом, мать и дитя
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo 13vainamoinen august 1, 2013 09:55 8
Buy for 30 tokens
Промо-блок свободен.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

Recent Posts from This Journal