Алексей Востряков (13vainamoinen) wrote,
Алексей Востряков
13vainamoinen

Categories:

Карелия глазами популярных писателей.

Недавно прочитал книгу известных российских писателей А. Бушкова, А. Константинова и историка Е. Вышенкова «Второе восстание Спартака». Основная часть событий описанных в книге происходит в 1945 году в Карелии.
Самолёт военного лётчика Спартака Котляревского сбит над Польшей в самом начале войны. В силу сложившихся обстоятельств офицер советской армии становится боевиком польского сопротивления в Армии Крайовой. В его присутствии польские националисты убивают советских разведчиков, чему Спартак опять же по независимым от него причинам помешать не может. Поэтому вполне закономерным оказывается то, что, в конце концов, его арестовывают советские котрразведчики. Спартак Котляревский получает срок и по этапу направляется в один из лагерей на севере Карелии. Точный адрес лагеря в книге не указывается, но делается намёк, что лагерь заготавливает древесину для восстановления Беломоро-Балтийского канала частично разрушенного во время войны.




На кого охотился финский охотник в русской глубинке?
Поезд с заключёнными благополучно минует Петрозаводск и тут выясняется, что одного заключённого не хватает. Фамилию заключённого финна Ирвина Хейкиннхеймме написали в двух строчках и перенесённую часть фамилии по ошибке тоже пронумеровали. В результате в общем количестве заключенных не стало хватать одного человека. Пьяница, начальник этапа, после очередного стакана приказывает на ближайшей станции схватить первого попавшегося финна, «лучше всего по-русски не балакающего – их здесь как грязи», и включить в число этапируемых арестантов для количества. Надо так понимать, что это происходит где-то между Петрозаводском и Медвежьегорском. Отдавая такой приказ, недалёкий начальник этапа, конечно, может и не знать, что здесь в окрестностях деревни и сёла населённы исключительно русскими, но столичные-то писатели об этом должны знать! Финна здесь конечно в то время можно было встретить, но только с партбилетом ВКП(б) в кармане, в крайнем случае с комсомольским значком на груди (и при серьёзной должности). Тем не менее, в книге, на одном из полустанков охрана хватает первого попавшегося человека и запихивает его в вагон с арестантами. Как по заказу схваченный человек оказывается финном Хямме Муллоненом, совершенно не говорящим по-русским. Причём самым настоящим финном из Финляндии. Наверное, писатели думают, что довоенная граница с Финляндией заканчивается где-то в районе Архангельска. И без всякого зазрения совести огромные территории российского государства прирезают к «Великой Финляндии». Хямме Муллонен охотник и утверждает, что он в этих местах охотиться уже 25 лет. Нужен он писателям лишь для того, чтобы высказать, что думают финны об русских оккупантах, захвативших их землю. В лагере, его, конечно же, разобравшись, отпускают.

Зэки на машинах проезжают через всю Карелию и их никто не видит!
В лагере заключённые голодают. Баржа с продуктами для заключённых утонула из-за ошибки пьяницы-шкипера (все начальники в СССР – пьяницы). Впереди голодная зима. Один из заключённых убивает своего товарища и потихоньку жарит и ест его мясо. Кругом полный беспредел. Вохровцы издеваются над заключёнными, заключённые друг над другом. «Воры» режут «сук», а «суки» - «воров». Поэтому вполне закономерно вспыхивает бунт заключённых, который возглавляет Спартак Котляревский. Бунтовщики решают прорываться к финской границе. Вот тут и начинаются опять писательские нестыковочки.
Хотя точно и не названо место расположения лагеря, ближайший к лагерю районный центр назван городом Энском, можно предположить, что лагерь находится недалеко от Кировской железной дороги. Некоторые заключённые предлагают воспользоваться железной дорогой для побега. Восставшим удаётся захватить город Энск, захватить грузовики и оружие. Машины с зэками направляются в сторону Ленинграда, а это более 500 километров узких грунтовых дорог через глухой непроезжий лес. Как правило, не имеющих объездных путей. Зимой! А это значит, что перекрыть дорогу несложно, и тем самым прервать путь колонны с зэками. В реальной жизни так бы и было. Дальше Медвежьегорска уехать вряд ли бы удалось. Но у писателей богатая фантазия и машины с восставшими заключёнными без помех доезжают, ориентировочно, аж до Сортавальского района, где в одной из деревень с символическим названием Кривые Кресты, их, наконец, окружают войска НКВД.

Карта событий описанных в книге.

b_705

1 – Кировская железная дорога (ныне Октябрьская)
2 – место захвата финна Хямме Муллонена
3 – месторасположение лагеря
4 – деревня Кривые Кресты


Зелёная черта – старая довоенная финская граница. При взгляде на карту, может показаться, что от лагеря по прямой дороге до финской границы не так уж и далеко. По хорошей дороге на хорошей машине где-нибудь в Подмосковье за четыре часа можно доехать. На самом деле в 1945 году здесь непроходимые леса. Карельские партизаны, например, вынуждены были отказаться от использования лошадей. Даже лошадь по этим лесам пройти не может: непроходимые болота, скалы, густые ельники, поваленные бурей деревья. Поэтому у зэков единственный путь на грузовиках к границе по дороге на Медвежьегорск, Кондопогу, Петрозаводск и через долину Смерти на Сортавалу. Перекрыть дорогу в любом месте войскам НКВД - труда не составит.

Писатели врут и не краснеют.
Сортавальский район – вот это как раз и есть территория до войны принадлежащая финнам. Советское правительство надеялось, что финские территории достанутся Советскому Союзу вместе с населением (как, например, Западная Украина), но, увы, все финны ушли, а вот названия населённых пунктов остались прежними, финскими: Хийтола, Хаапалампа, Рускеала, Хелюля и т.д., поэтому ни каких Кривых Крестов здесь быть не может.
После войны заселялись эти районы преимущественно белорусами и украинцами, в описываемом 1945 году в Белоруссии и Украине люди жили в землянках, дома их были сожжены отступавшими фашистами, поэтому находились семьи, которые охотно переезжали в Карелию. Здесь были брошенные финнами дома, а позже, началось и строительство новых деревянных домов, благо леса кругом было навалом.
Я, кстати в детстве жил в тех краях в финском доме, на хуторе. Отец был директором местного совхоза. Правда, это было значительно позже описываемых в книге событий, но знаю обстоятельства жизни там не понаслышке. Поэтому могу утверждать, что описание жителей Кривых Крестов в книге, как депрессивных элементов – не соответствует действительности. Нормальные люди там жили. Да, пережившие Великую войну, узнавшие страдания, но ни смотря ни на что, хорошие, добрые, отзывчивые, готовые поделиться последним с товарищем. К сожалению, наша либеральная интеллигенция сейчас стремится представить людей того времени в самом отрицательном свете. Иногда это переходит всякие границы.

И последнее. Все описываемые в книге события, конечно же, вымышлены, хотя в предисловии авторы и заявляют обратное. Не было вооружённого восстания зэков на территории Карелии сразу после войны. Не было и всё!
И вообще, у меня сложилось такое впечатление, что книга написана под заказ. Кому-то очень нужно переписать нашу историю по своему лекалу. Писатели А. Бушков и А. Константинов умеют писать интересно, завлекательно, зрелищно. Права на экранизацию этой книги уже выкупила какая-то кинокомпания. Так что, про родную Карелию ещё и фильм увидим. Скорее всего, такой же лживый, как и книга.
Tags: Карелия, критика, литература
Subscribe

promo 13vainamoinen august 1, 2013 09:55 8
Buy for 30 tokens
Промо-блок свободен.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments