Алексей Востряков (13vainamoinen) wrote,
Алексей Востряков
13vainamoinen

Categories:

Честность – устаревшее слово?

Прочитал книгу «Народная культура Поморья» Татьяны Александровны Бернштам, известной учёной, исследовательницы жизни Русского Севера, в частности Поморья. Приведу интересный отрывок из её книги очень точно характеризующий обычные взаимоотношения принятые среди поморов:



«На нашем севере, где земледельческий труд заменен промысловым... религиозное уважение переносится на продукты труда промыслового. Часто богатая добыча бросается где-нибудь... в промысловой избушке или на морском берегу, и если только она носит на себе знак собственности, т. е. метку, по которой видно, что она не валяется случайно, а положена промышленником, то она в этих пустынях... более безопасна от вора, чем за десятью замками... Вообще мы нигде не видели более идеально развитого уважения к трудовой собственности, чем на нашем глухом Севе¬ре [Ефименко А. Я. 1864: 145].

А. Я. Ефименко не столь уж идеализирует поморские традиции, как может показаться. Подобные взаимоотношения поморов, при всех возможных оговорках, сформировались в особых условиях и способствовали сложению того особого психического типа, благодаря которому люди выживали и осваивали суровые полярные области. Неприкосновенность личной собственности входила в понятие коллективной собственности, поскольку при известных обстоятельствах она могла либо являться частью ее, либо, наоборот, поступить в общественный раздел; вспомнит способы распределения добычи во всех поморских артелях. Избы, в которых жили промышленники на рыбном и зверином промыслах, не имели замков (как, впрочем, и в селении); случаев воровства не бывало, и «если бы артель вымерла, то и тогда наследники получили бы следующее им» [Бэр 1846: 111—112].

Промышленник, не успевший стащить зверя в избу, втыкал возле него палку, неприкосновенной была лодка с воткнутым наклонно веслом; даже прикасаться к таким вещам считалось грехом.
Клеймение вещей и продуктов промысла было в Поморье чрезвычайно развито: «не клейменная вещь — все равно что не твоя». В социальном отношении клейма различались на личные, семейные, деревенские, артельные; последние, в свою очередь могли принадлежать как артельной единице — лодке, так и межартельному союзу, объединившемуся но договору.

«Промышленники могут оставлять добычу на берегу, положив на неё бирку с клеймом своей деревни» [Верещагин 1849: 207—208|. Способы клеймения и виды клейм были различны: деревянные бирки-дощечки, вырезание знаков ножом — обычно на кожах морских зверей, на палках, изгороди, бревнах мостов и семужьих заборов. Клейма представляли собой монограммы, полную пропись имени, отчества и фамилии, разнообразные знаки, даже буквы иностранного алфавита, т. е. единой системы клеймения не было. Отсутствие в источниках дел о присвоении чужой собственности свидетельствует об огромной роли фактора общественного сознания в поморской среде и неизменно связанного с ним общественного мнения. «На весь берег вором прослыть? Кому охота?» — отвечают, например, жители Терского берега на вопрос, почему никто не присваивает сбежавшего из стада чужого оленя [Колнакова 1937: 11]».

Сейчас для многих, я думаю, читать об этом удивительно, но такие взаимоотношения были обычным явлением для большей части Российского государства. Православная вера, открытость, взаимопомощь, честность в отношениях между людьми – это норма поведения людей. Нам к этому нужно стремиться.
Tags: вера, поморы
Subscribe

promo 13vainamoinen august 1, 2013 09:55 8
Buy for 30 tokens
Промо-блок свободен.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments