May 8th, 2015

вяйнемяйнен-ренуар

Военное детство. Эвакуация

В журнале «Север» №03-04 за 2015 г. опубликованы воспоминания Анатолия Жданова «Военное детство». Петрозаводчанам будет интересно прочитать описание довоенного и послевоенного Петрозаводска. В данной публикации Великая Отечественная война глазами маленького мальчика. Поражает, насколько организовано проходила эвакуация людей. На всем пути обеспечивали питанием, предоставляли места для ночлега и так далее. В современном мире, наверное, ни одна страна не способна организовано переместить на тысячи километров такое огромное количество людей.
Ниже глава «Эвакуация». Полностью статью можно скачать на сайте журнала «Север».


Эвакуация

Первое, что помнится о начале войны – это очереди молодых людей у здания военкомата, прибывших по повесткам и добровольно. Некоторые молодые люди, прежде чем идти в военкомат, направлялись в загс, чтобы внести исправления в документы. В двадцатые годы было модно давать детям необычные имена: Адольф, Герман, Фридрих – в честь популярных иностранных писателей, коммунистов и общественных деятелей. Но теперь молодые люди хотели такие имена изменить на русские. В загсе им шли навстречу, и по новым документам Адольфы становились Андреями, Германы – Геннадиями, Фридрихи – Федорами…



Вскоре на окнах домов появились наклеенные крест накрест бумажные полоски, якобы предохраняющие стекла от разрушения при бомбежке, а на крышах деревянных домов были установлены бочки с водой. Военные и многие жители стали носить сумки с противогазами. Появился детский противогаз и у меня, хотя я им не пользовался, но сумка от него мне верно служила в течение всей войны: при сборе колосков и лекарственных трав или вместо портфеля в школе. В середине июля 1941 года, когда финские войска, прорвав нашу оборону, вышли к Ладожскому озеру в районе Питкяранты, городские и республиканские власти приняли решение об эвакуации из Петрозаводска воспитанников детских садов и нетрудоспособных жителей города. Одновременно началась отправка на оборонные работы части трудоспособного населения из прифронтовых районов и Петрозаводска.

Мой детский сад подлежал эвакуации по Онежскому озеру в Вытегру в числе первых. Всех детей в этот день родители привели в детский сад рано утром с чемоданами, сумками, но одеты все были по-летнему легко, так как считали, что эвакуация – дело кратковременное, Красная армия вот-вот прогонит финнов и мы вернемся домой. Младших детей отвозили на пристань на автобусе, а старшие группы направлялись на пристань пешком, попарно взявшись за руки. Вещи и имущество детского сада погрузили на грузовую машину. Воспитатели впервые разрешили нарвать с клумбы букетики цветов в дорогу, и мы отправились на пристань по знакомому маршруту мимо моего родного дома: Левашовский бульвар, Онежская набережная, Дворец пионеров. На пристани было много народу, но нас сразу провели к пришвартованной барже, и мы быстро поднялись на корму. В носовой части баржи с вещами уже находились семьи эвакуируемого завода. У второго причала шла погрузка на вторую баржу, рядом находился буксирный пароход «Яков Воробьев» и небольшой портовый буксир «Карась». Когда погрузка закончилась, портовый буксир стал выводить баржи на рейд. На пристани раздался шум, плач. Многие родители, пришедшие на причал проводить своих детей в далекий путь (и моя мама тоже!), отчаянно махали платками, что-то кричали.

День был теплый, светило солнце, и ничто не предвещало беду. Буксир тащил две баржи довольно медленно, в душный трюм никому спускаться не хотелось, и дети с воспитателями сгрудились на палубе у борта на корме возле каюты шкипера. Вечером, когда солнце склонилось к темнеющему на горизонте лесу, послышался шум авиационных моторов. Со стороны солнца приближались два самолета. Дети замахали руками, приняв их за свои. Но когда самолеты снизились и пролетели над нашим караваном, все увидели свастики на крыльях и фюзеляже. Летчик первого самолета, в очках, похожих на мотоциклетные, казалось, выбирал цель. Фонарь кабины был открыт, и летчика было хорошо видно. Сделав крутой вираж и набрав высоту, самолеты устремились вниз. Но теперь на их крыльях засверкали огоньки пулеметных очередей, по палубе баржи, словно отбойные молотки, застучали пули, на воде за бортом появились длинные ряды фонтанчиков. Раздался детский плач, стоны раненых, загорелась шкиперская каюта и сложенное возле нее детсадовское имущество. Шкипер велел нашим воспитателям увести детей с палубы в трюм, а сам стал с помощью подоспевших женщин готовить пожарную помпу к работе, раскатывать пожарные шланги. Четыре женщины, встав попарно, стали качать воду, а шкипер из брандспойта заливал водой очаги загорания. Буксирный пароход, обрубив канат, отошел от барж и на полном ходу выписывал странные пируэты, то ли уклоняясь от самолетных атак, то ли вызывая огонь на себя.

Воспитатели, став цепочкой на крутой трап, передавали ребятишек из рук в руки, опуская их в трюм. Дети садились в трюме на длинные низкие скамейки, установленные вдоль бортов, испуганные и притихшие. Самолеты повторили обстрел нашей баржи. Пули прошивали толстые дощатые борта, словно бумагу. Кто-то стонал, кто-то упал. Мальчик в белой рубашке, сидевший рядом со мной, вдруг вскрикнул, повалился вперед. Белая рубашка на нем стала быстро краснеть, и воспитатели сразу унесли его на перевязку. В бортах баржи ниже ватерлинии появились струйки воды, проникающие в трюм через пулевые отверстия. Их перекрывали деревянными затычками и даже карандашами, обмотанными носовыми платками. Дым, смешанный с брызгами воды от тушения пожара, проникал в трюм. Становилось трудно дышать. Когда налет закончился, все снова поднялись на палубу. Каюта шкипера обгорела, почернела, Дымились растащенные и залитые водой тюфяки, дымилась и вторая баржа. Команда буксира закрепляла обрубленный буксирный канат, готовилась продолжить буксировку. Нам повезло, что на этих самолетах не было бомб. Видимо, они совершали разведывательный полет и не удержались, видя перед собой безоружную тихоходную цель. В Вытегру наш караван пришел к утру. Пришвартовались рядом с колесным пароходом «А. Жданов», на который грузили имущество фронтового госпиталя и пополнение фронту. Мы сошли на берег, и на тех же автомашинах, которые привезли красноармейцев, нас отвезли в подготовленные для размещения два больших деревенских дома, находившихся близко от полевого аэродрома. Так закончился первый этап эвакуации, самый короткий и самый драматичный на почти пятимесячном пути до конечной цели – городка Иланский Красноярского края.

promo 13vainamoinen august 1, 2013 09:55 8
Buy for 30 tokens
Промо-блок свободен.
вяйнемяйнен-ренуар

1941 год. Бои за Петрозаводск

Оригинал взят у 13vainamoinen в 1941 год. Бои за Петрозаводск.
«Многие считают, что Петрозаводск был сдан БЕЗ БОЯ. Были, мол, какие-то военные действия на подступах к городу, но в самом Петрозаводске НИКАКИХ БОЕВ НЕ БЫЛО! «Наши ушли, а финны пришли», — говорили мне в детстве, и я, как и большинство петрозаводчан, пребывал в глухом неведении о событиях тех далеких лет...
Все началось с посещения Прасковьи Федоровны Пилюгиной, которая рассказала мне о том, что, приехав в освобожденный в 44 году Петрозаводск, учась в младших классах, она вместе со старшими пионерами собирала в окрестностях «Спецавтобазы» и патрульно-постовой службы на Вытегорском шоссе полуразложившиеся тела наших убитых солдат. Как она говорит, их было очень много, особенно если идти от дороги в лес (удаляясь от озера). На вопрос «сколько» она ответила, что больше 50-ти», - так начинает свой рассказ о тех далёких годах священник о. Константин Савандер в книге «Неизвестная война. Петрозаводск. 1941 год»
b_726

Collapse )
вяйнемяйнен-ренуар

Победа


М. Куприянов. П. Крылов. Н. Соколов. Подписание Акта о безоговорочной капитуляции.

8 мая 1945 года в 22.43 по центрально-европейскому времени (по московскому времени 9 мая в 0.43). Фельдмаршал Кейтель подписал акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии в пригороде Берлина Карлсхорсте.