January 3rd, 2013

вяйнемяйнен2

В блокаде.

Хорошо отдыхать, когда все кругом работают и всё работает. Начиная с 31-го декабря прошлого года, не работает Живой журнал. Опять подвергается DDos-атаке. Для начала кибер войны выбрано очень удачное время – все отдыхают. Везде только дежурные, в том числе и у провайдеров осуществляющих интернет связь. Пока спохватятся, пока перекроют каналы атаки, половина января пройдёт.
Пошёл за хлебом. Хлеба нет. Когда привезут, не известно. В нашу торговую точку поставляет хлеб частная пекарня.
На остановке толпа народа. Маршрутки, как оказалось, не ходят. Видно до сих пор не очухались после встречи Нового года – водители.
Такси в эти дни перегружены. Время ожидания такси от часа и больше. Цены тоже зашкаливают за все мыслимые и немыслимые пределы.
Не дай бог заболеешь, везде только дежурные врачи. Одним словом – блокада. Скорей бы на работу.
Источник
promo 13vainamoinen august 1, 2013 09:55 8
Buy for 30 tokens
Промо-блок свободен.
вяйнемяйнен2

Про «год змеи».

Алексей Востряков (13vainamoinen) написал в soborianelj
2013-01-01 20:47:00
Про «год змеи».
С начала девяностых нам навязывается новая символика. Не успел закончиться год «чёрного дракона», а уже полки магазинов ломятся от новых китайских гадов – змей. Вот только русские традиции сильно отличаются от китайских. И на первый взгляд безобидные сувенирчики, на самом деле не выглядят такими уж безобидными.


Князь тихо на череп коня наступил
И молвил: «Спи, друг одинокой!
Твой старый хозяин тебя пережил:
На тризне, уже недалекой,
Не ты под секирой ковыль обагришь
И жаркою кровью мой прах напоишь!

Так вот где таилась погибель моя!
Мне смертию кость угрожала!»
Из мертвой главы гробовая змия,
Шипя, между тем выползала;
Как черная лента, вкруг ног обвилась,
И вскрикнул внезапно ужаленный князь.

Песнь о Вещем Олеге. Александр Пушкин.

А Вещий Олег свою линию гнул,
Да так, чтоб никто и не пикнул.
Он только однажды волхвов помянул
И то саркастически хмыкнул:

Ведь надо ж болтать ни с того, ни с сего,
Что примет он смерть от коня своего.

А вот он, мой конь, на века опочил,
Один только череп остался.
Олег преспокойно стопу возложил
И тут же, на месте, скончался.

Злая гадюка кусила его,
И принял он смерть от коня своего.

Песня о Вещем Олеге. Владимир Высоцкий.