August 6th, 2012

вяйнемяйнен2

Как строили дом в Финляндии.

Рассказывал один хороший знакомый по имени Станислав. В начале девяностых впервые поехал в Финляндию и нанялся там на работу, строить дом местному фермеру. На стройке все рабочие были финны. Работают они неспешно, как говорится, с чувством, с толком и с расстановкой.
Станислав же воодушевлённый обещанной зарплатой, которая тогда в несколько раз превышала зарплату строителя в России, просто летал по стройке. Делал всё быстро, бегом. Рабочие финны невольно тоже начинали спешить, их рабочий ритм сбивался и они пожаловались на Станислава фермеру.
Хозяин отозвал Станислава в сторону и сказал:
- Не надо спешить. Надо работать медленно. Видишь, как все работают.
Пришлось приспосабливаться под финский ритм.
Русские, конечно, работать умеют, не жалея не себя ни других. Но здесь требовалось другое. Главный недостаток советского рабочего – это отсутствие культуры труда. Вся экономическая система требовала стахановских методов - нужно было больше давать стране кубометров леса, угля; метров жилой площади. А вот качество при этом отступало на второй план.
На той стройке, в Финляндии, обшивали дом вагонкой.
Обычно советский рабочий берёт доски и забивает гвозди на глазок. Один гвоздь чуть левее, другой чуть правее. На то, что получается не очень ровная линия, никто не обращает внимания.
В Финляндии не так. Финский рабочий забивает гвозди ровно в середину доски. Получается идеально ровный ряд. Естественно, что на глазок забить так гвозди очень сложно. Поэтому предварительно каждую доску размечают и наносят специальным острым карандашом отметку, куда будет забит гвоздь. На эту работу, разумеется, требуется время. Дело движется медленно, но результат на лицо.
К сожалению, культуре труда, рассказывал Станислав, в СССР не учили и в профессиональных училищах. Именно поэтому и бывает, что когда строительные рабочие покрывают крышу гудроном, то пачкают всю стену дома. Гудрон разогревают на костре внизу, а потом поднимают ведро с горячим жидким гудроном наверх на верёвке. Ведро стукается о стену, гудрон выплескивается и вся стена оказывается в чёрных пятнах.
Комиссия, которая принимает такую работу, как правило, не обращает на это внимания. То, что испорчен вид дома – никого не волнует.
Станислав, по его словам, многому научился у финнов. Потом работал на стройках Швеции, Франции. Благодаря этому смог пережить сложное время девяностых.

promo 13vainamoinen august 1, 2013 09:55 8
Buy for 30 tokens
Промо-блок свободен.
вяйнемяйнен2

Да, были люди в наше время…

Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри — не вы!

М. Ю. Лермонтов

В продолжение темы труда. На глаза попалась заметка Натальи Юдиной «Во сне поля вижу...» (Олония №30 от 02.08.2012). В ней говорится об отношении советских людей к своему труду:

Для Александры Николаевны Кобиной нынешний юбилей племхозяйства «Ильинское» имеет просто магическое значение: предприятию - 80 лет, ей самой - 60, из них 40 она отработала в хозяйстве, ставшем для салминской девчонки родным.
После окончания Сортавальского совхоза-техникума она была направлена на работу в совхоз «Ильинский», так здесь и осталась.
— Мне всю жизнь везло на хороших людей, — говорит Александра Николаевна, при этом сама с огромной любовью и уважением отзывается о тех, с кем пришлось вместе работать. Своими наставниками она считает старших по возрасту бригадиров - В.М. Ватгулайнен, И.С. Калачева, П.В. Осипову.
— Вы только представьте: Вар¬вара Михайловна была практически слепая, но всех коров знала на ощупь! Все поля знала! Бывало, идем с ней по полю, а она: «Шура, осторожно, сейчас здесь будет канавка!». И точно — канавка. А Иван Семенович?! У него ведь не было специального образования, но разбирался во всем!
Многие годы Александра Кобина была бригадиром полеводческой бригады, всех полеводов и механизаторов помнит, о каждом рассказывает с удовольствием и даже каким-то восхищением. Надо сказать, что эти люди того заслуживают: И.А. Минкевич, В.У. Савина, М.Е. Павлова, И.А. Палечкова и многие другие.
— У нас бригада была очень сильная — 12 трактористов и 11 полеводов. В нашем ведении находилось 145 гектаров картофеля, 45 гектаров моркови, 40 гектаров зерновых, 100 гектаров однолетних и 140 гектаров многолетних трав, — рассказывает Александра Николаевна. — Механизаторам не приходилось по два раза объяснять, не надо было подгонять — все старались. В то время работали Иван Александрович Ватгулайнен, Виктор Николаевич Юнгин, Леня Савин, Коля Федулов, братья Мишшиевы — Сергей и Ачексей, их отец — Петр Петрович. Владимир Митрофанов. Они меня называли «мама Шура» (смеется — Н.Ю.). Были ведь у нас и трудные времена, но никто из совхоза не ушел, так люди были преданы своему делу.
Бригада Александры Кобиной всегда добивалась высоких результатов, не раз выхолила победителем соцсоревнования. В1983 году в бригаде был получен самый высокий в РСФСР урожай картофеля - 32 тонны с каждого гектара (в то время как средняя урожайность была — 24 тонны). Сейчас об этом Атександра Николаевна с улыбкой вспоминает, а тогда не до смеха было: — Пришло время копать картошку. Виктор Николаевич Юнгин проехал одну борозду и пришел ко мне, говорит: «Дочка (так меня звал), поехали со мной». Что, думаю, случилось? Зашла на поле, а там все усыпано картошкой — земли не видно. Я даже заплакала: «Зачем ее столько наросло? Как я ее всю уберу?».
Но, как говорится, глаза боятся, а руки делают — убрали всю, до последнего клубенька, за что совхоз быт представлен к награде на ВДНХ.
Уже несколько лет Александра Николаевна не работает в полеводстве, однако вспоминает о том времени с ностальгией:
— Я и сейчас во сне поля вижу! У меня были даже любимые — гомальское (оно стабильно давало высокие урожаи картофеля, моркови), еремеево (за домом Атександра Еремеева, там берег речки, тишина)... Одно скажу: чтобы работать на земле, надо вкладывать душу и иметь здоровые ноги.

В Москве в короткие сроки, бесплатно, можно подключить домашнее цифровое телевидение акадо. Более 200 телевизионных каналов и безлимитный Интернет.