March 12th, 2012

promo 13vainamoinen august 1, 2013 09:55 8
Buy for 30 tokens
Промо-блок свободен.
вяйнемяйнен-ренуар

Построить дом, родить сына, посадить дерево.

В советское время, когда массово стали выделять дачные участки, у большинства людей была проблема из чего строить дачный домик. Например, вагонку было просто не достать. Один мой знакомый нашёл выход из положения. Он собирал ненужные тарные ящики возле магазинов, разбирал их на отдельные досочки, остругивал и такой самодельной вагонкой обшил весь дачный дом. Если вдуматься – титанический труд. Получилось, конечно, красиво.
Сегодня строительство недорогих дачных домов! - очень даже просто. На сайте компании «Три строителя», профессионально занимающейся строительством деревянных домов и бань, большой выбор готовых проектов дачных домиков. Компания предлагает не только построить дом, но и подвезти к нему все коммуникации. Всё это за минимальные сроки и за вполне приемлемую цену. При этом учитывается мнение заказчика и в проект могут быть внесены изменения. Вариантов – множество.
вяйнемяйнен2

Простить, понять, согласиться?

Оригинал взят у pravoslav_pol в Простить, понять, согласиться?
Группа то ли православной, то ли неясно какой общественности при поддержке "избранных" клириков предлагает Церкви обратиться к властям с просьбой о милосердии к участницам известной группы. О том, что кощунство должно получить справедливую оценку суда, при этом не говорится ни слова. Удивительно, что это "гражданское действие" преподносится в СМИ чуть ли не как "голос Церкви" - настоящей, прогрессивной, толерантной и так далее. Никто не говорит о том, что множество известных пастырей и мирян уже подписали совсем другое письмо, требующее наказать кощунниц по всей строгости. Не хотел бы во всем солидаризироваться с авторами второго письма. Но вот первое - неправославное по сути.

И дело не только в том, что его инициатор - дама, которая раньше оправдывала явные грехи, в том числе "акцию" в храме, а потому, если и яляется прихожанкой храма, должна допускаться к причастию только после покаяния. И не в том только дело, что среди подписавших - как-то слишком много атеистов и членов инославных конфессий, а среди православных практически нет известных в Церкви имен. Письмо - яркий пример того, как христианство, православие путают с секулярным гуманизмом, главная ценность которого - земная жизнь человека, его спокойное, комфортное и сытое благополучие.

Нам, православным христианам, брошен вызов. Вызов хамский, наглый, агрессивный. В тексте упомянутой группы про нас сказано, что мы "ползем на поклоны", а с именем Божиим соседствует брань. Вызывающие пляски и песни устроены на священном амвоне храма. Никакого раскаяния до сих пор не прозвучало - ни от самих участниц "акции", ни от их сторонников и защитников.

В этих условиях православный христианин должен защищать свои святыни. Защищать всеми законными способами, то есть осуждать кощунство и требовать от государства исполнить свою работу - то есть обеспечить неприкосновенность наших святынь, почитаемых верующими предметов и имен. Страшно подумать, что будет, если государство эту работу не выполнит. Да, святыни верующих граждан защищены слабее, чем "святыни" секулярного гуманизма - человек, его честь и достоинство, могилы усопших, государственные символы. Вторые защищены Административным кодексом, первые - Уголовным. Но это неправильно и несправедливо. Если для верующего человека святыни гораздо важнее, чем своя жизнь, то и защищать их нужно не меньше, чем человека. Общество состоит не только из секуляристов. И не им одним решать, что достойно защиты, а что нет. И если неправильно было бы объявить содержание в тюрьме участниц группы милым перформансом, протестующим против ценностей человека и свободы, то точно так же неправильно объявлять таковым кощунство. 

Человек как ценность, свобода как  ценность, вера как ценность, святыни как ценность - равны, как равны мировоззрения, считающие эти ценности главными. Православные христиане вправе требовать, чтобы общественное устройство это равенство мировоззрений признавало. И если мы будем позволять попирать наши ценности и святыни, значит, будем виновны в новых гонениях, в возвращении Церкви в то униженное и ненормальное состояние, которое почему-то отцу Андрею Кураеву больше нравилось, чем нынешнее.

Священномученик Гермоген, памятник которому недавно наконец-то был заложен у стен Кремля, не побоялся призвать людей на битву, узрев опасность потери народом истинной веры. Иерархи и пастыри XIX столетия призвали пролить кровь за единоверные народы. Мученики ХХ века не постеснялись призвать народ на защиту святынь, понимая, что это кончится смертью не только их самих, но и многих других верующих людей. Все это - для православия норма, как бы ни хотелось кому-то объявить нормой другое - отказ от святынь ради сохранения обывательского спокойствия, да и ради того, чтобы понравиться секулярной публике, чтобы быть принятыми в кругу неверующих. Чураться этого круга не надо, но нет смысла вращаться в нем просто так - нужно поступать и говорить таким образом, чтобы у этих людей проснулась совесть, чтобы они изменились. Пацифизм, оправдание греха и соглашательство с ним православию определенно противоположны.

Поэтому говорить о неправде и грехе нынешних петровских "страдалиц" и их защитников можно и нужно. Покаются - услышим мы, и Господь услышит. И тогда мы изменим к ним отношение. Но уступать давлению агрессивной группы, бьющей сейчас на жалость, Церковь не намерена. Вспомним, что происходило в храме - тогда о жалости не просили. И если не допустить дальнейшего совершения наглого греха получилось только благодаря силе государства, значит, "страдалицы" пока не пожелали прийти к исправлению, без которого их не простит и не примирит с Собой Господь. Не простит Его Церковь. Для которой главное - исправить явно заблудшие души. Даже если это произойдет благодаря испытаниям, для которых Бог выбирает разные средства - иногда и тюрьму, и суму.

Не являюсь поклонником матери Марии (Кузьминой-Караваевой), но одни ее слова постоянно вспоминаю: "Христианство - это огонь, или его нет"! Нужно ненавидеть грех, обличая его "во время и не во время". Нужно любить грешника - то есть добиться того, чтобы он стал другим. Очистившись, обновившись, увидев Божию любовь, наказующую нас для нашего блага.

Протоиерей Всеволод Чаплин