August 7th, 2011

вяйнемяйнен2

Лествица.

promo 13vainamoinen august 1, 2013 09:55 8
Buy for 30 tokens
Промо-блок свободен.
вяйнемяйнен-ренуар

Духовная сила воина – безгневие и кротость.

Продолжаю читать книгу преп. Иоанна Лествичника «Лествица, или Скрижали духовные».
Последнее время вошли в моду восточные единоборства: тхеквондо, дзюдо, карате и многие другие. Начинающие спортсмены вначале своих занятий много внимания уделяют физической подготовке, отработке каких-то движений и ударов. При достижении определённых успехов, чтобы идти дальше, требуется вхождение в религию и культуру другого народа. Почему? Да, всё очень просто, эти виды борьбы формировались в тамошних монастырях, прежде всего как духовные религиозные практики, а только потом, как способ самозащиты.
И любой тренер согласится с утверждением, что безгневие, это важная часть воспитания спортсмена. Гнев глаза застит и человек подверженный этому недугу, обязательно проиграет схватку более сильному духом спортсмену.

b_58
Но на Востоке совершенно неизвестно такое понятие как кротость. Что это такое? Преп. Иоанн даёт такое определение: «Кротость есть недвижимое устроение души, в бесчестии и в чести пребывающее одинаковым». А это значит, что воин, обладающий таким душевным качеством в бою - практически не победим. Это объясняет ту удивительную стойкость русских солдат на поле боя, которой всегда восхищались наши враги.
Но то спортсмены и воины, а какой смысл во всём этом для обычного человека, который не собирается ни с кем воевать?
«Как при явлении света исчезает тьма, так от благовония смирения истребляются всякое огорчение и раздражительность»
«Если признак крайней кротости состоит в том, чтобы и в присутствии раздражающего сохранять тишину сердечную и залог любви к нему, то, без сомнения, крайняя степень гневливости обнаруживается тем, что человек наедине сам с собою словами и телодвижениями как бы с оскорбившим его препирается и ярится».
И в подтверждение своих слов преп. Иоанн приводит очень яркий пример, когда некий монах очень раздражался на других монахов по общежитию по всякому поводу и без повода. Он решил уйти в пустыню, так как думал, что как только не будет перед глазами сих недостойных людей, он сможет предаваться молитве Богу в тишине и покое. Но и там не было покоя. Трижды он случайно уронил кувшин с водой и разгневался так, что готов был разбить этот кувшин на мелкие кусочки, но вовремя одумался. Монах понял, что источник его гнева не снаружи, а у него внутри и вернулся жить в монастырь, где и достиг на своём поприще очень больших высот.

b_59