July 6th, 2011

promo 13vainamoinen august 1, 2013 09:55 8
Buy for 30 tokens
Промо-блок свободен.
вяйнемяйнен2

Рейс KAL № 902 по расписанию не прибыл.

www.indels.ru
33 года назад был прерван полет южнокорейского "Боинга-707" в небе Карелии. Рассказывает бывший командир звена 265-го иап полковник запаса Анатолий Керефов:
В то время я был капитаном, командовал звеном. Примерно в 19 часов 56 минут прозвучал сигнал тревоги. Без лишних слов я и майор Гемберг занимаем готовность в кабинах наших "ласточек" - Су-15ТМ и докладываем на КП.
Тут мне: "Взлет с курсом 320 градусов, высота 8000 метров". Выполнил команду в 21.45, перекрывая границу Советского Союза с Финляндией. В небе ни облачка. Пока входил в зону, эфир заполнили переговоры соседнего КП 365-го полка со своими летчиками, которые были подняты раньше нас. Ребята доложили, что находятся над "известным заливом". Я сразу смекнул, что речь идет о Кандалакшском заливе. На запрос КП о действиях противника последовал ответ: "Куда ему, бедолаге, деться. Вон еле плетется. Ведем на аэродром" (после пуска первой ракеты капитана Александра Босова на "Боинге" помимо оторванной левой консоли крыла заклинило турбину на одном из четырех двигателей, в фюзеляже появились пробоины от осколков.). Мне тогда сразу подумалось, что дело уже сделано, и все обойдется без меня. Но, оказывается, я ошибался, все только начиналось. По крайней мере для меня.
Проходит минут 5-7, опять с КП следует запрос о местонахождении и действиях летчиков, ведших нарушителя. На этот раз в эфире стоит тишина. На командном пункте забеспокоились. После довольно продолжительной паузы нерадостные голоса перехватчиков сообщают: противника потеряли, остаток топлива на исходе. КП: "Возвращайтесь на аэродром".
Дело приняло серьезный оборот. В зоне остались я, Гемберг и противник. Местонахождение последнего в данный момент неизвестно. Что делать?
С КП мне ставят задачу: следуя курсом 140 градусов со снижением до 500 м, обнаружить цель.
Осмотрелся. Солнце уже садилось за горизонт, и только светлая линия разграничивала день и ночь. Внизу светятся огнями населенные пункты. И просто не верилось, что где-то совсем рядом в нашем воздушном пространстве мечется самолет-нарушитель.
Снижаюсь, до рези в глазах ищу его силуэт. 10 пролетевших минут показались вечностью. Но вот оно счастье, сердце радостно забилось в груди - на фоне серой картинки земли едва различаю темные очертания плавно скользящей над нею огромной "птицы" - "Боинга" с выключенными огнями. Объект был на подходе к Лоухи и следовал курсом 270 градусов в сторону финской границы. О "находке" доложил на КП.
Приказали подойти к цели поближе и опознать ее. Снизился до 500 м, увидел большой самолет. Как только его экипаж обнаружил "опекуна", тут же начал выполнять разворот на 180 градусов. Выполнив маневр, "Боинг" оказался на курсе 90 градусов - то есть пошел в глубь территории СССР. Я доложил об этом на КП. В ответ: "Веди нарушителя на наш аэродром".
Хорошо сказать "веди". А как это сделать одному? Мы отрабатывали начиная с училища только групповые перехваты, а тут я один, да еще наедине с такой махиной. Что за самолет, понять тоже сложно. Летит ночью, огни выключены. После обстрела любой на его месте сделал бы то же самое. А вдруг у него есть бортовое вооружение? Ведь мы знаем, что на базе "Боингов-707" созданы военные машины КС-135, С-135, ЕС-135 и другие. Даже широко известный "АВАКС" - это "гриб" - РЛС на все том же "семьсот седьмом". Сотни этих самолетов до сего дня находятся в эксплуатации в ВВС США и в других странах мира. (Продолжение следует)

Источник: Новости Калевалы №25 от 7 июля 2011 г.
вяйнемяйнен2

Рейс KAL № 902 по расписанию не прибыл (продолжение).

Делать нечего - рискую. Подхожу к нарушителю с левой стороны, со стороны командира экипажа, подаю условные сигналы. Выполняю, как положено в таких случаях, разворот с пересечением его курса в сторону нашего аэродрома. А он словно меня и не видит, прет себе дальше. Ну, думаю, так дело у нас не пойдет. Передал на КП: "Объект не выполнил команду". Сделал еще три захода, и каждый раз летчик самолета-нарушителя также совершал маневр. Опытный, как позже выяснилось, был боец Ким Чанг Кью, сражавшийся с нашими "МиГами" еще в корейскую войну. А тогда закралась мысль: возможно, он не видит моих команд и маневрирует, что называется, на всякий случай. Взял и прошел у него перед носом с включенным форсажем. Теперь-то он должен заметить и следовать туда, куда я показал. Но мой "подопечный" выполняет разворот опять в другую сторону. Ох, и разозлился я. Набрав высоту, начинаю заходить противнику в хвост. Он тут же выполняет маневр в обратную сторону на курс 270 градусов. Но я прочно "сижу" у него на хвосте. Занимаю исходную позицию для атаки. Запрашиваю КП: "Команды не выполняет, разрешите уничтожить цель". С КП: "Подождите минутку". Через 1-1,5 минуты приказывают принудить противника к посадке в районе нахождения.
И в этот момент по курсу замечаю большое белое пятно, определил, что это озеро, покрытое льдом и снегом. Лучшего места для посадки и не найти. Решение созрело почти мгновенно. Вот когда пригодились навыки, приобретенные еще под руководством моего инструктора в Армавирском училище. Приближаюсь к южнокорейцу и своим правым крылом пытаюсь накрыть его левое крыло (если проще - то как бы кладу крыло своего истребителя на крыло непрошеного "гостя"). Рискованно, поскольку столкновение неминуемо закончилось бы катастрофой. Одновременно включаю посадочные фары своего "Су" и начинаю снижаться. У нарушителя, лишенного маневра, только два выхода: либо столкнуться со мной, либо выполнять команду. Противник выбрал второе. На высоте 200 м он тоже включает фары. И так почти в "обнимку" и идем к земле. Вы¬хожу из снижения и наблюдаю за "Боингом". Тот на "брюхе" пробежал по льду метров 300, развернулся на 90 градусов и замер у самого берега. Огня, дыма не заметил. Доложил: "Принудил к посадке, азимут-350, удаление 140 км от населенного пункта Лоухи".
Но и на этом история с южнокорейским незваным гостем не закончилась. Остаток топлива у меня почти на пределе. КП снова выходит на связь, требует навести вылетевшие новые истребители на объект. На высоте 200 м связываюсь с Су-15 капитана Владимира Васильева. Примерно через 12 минут он визуально меня обнаружил. Снижаюсь над местом посадки нарушителя, но летчик его не видит. Взглянул на приборы - топливо на минимуме. Вновь пошел на риск: предупредив Владимира, еще раз повторил маневр, только на выходе кратковременно включил форсаж. По пламени он должен был заметить: где буду я - там и цель. Получилось - Васильев ее обнаружил.
Взял курс на аэродром. Первым о происшедшем выведал мой техник. И тут же разнес известие по всей стоянке. Командир эскадрильи после моего доклада только обнял меня и расцеловал. Потом вызвали на СКП, где уже ждал командир полка. Я показал на карте нахождение "Боинга". Присутствовавший тут же начальник политотдела части сразу посоветовал готовить дырку на кителе для ордена (но этого впоследствии не пришлось делать ни мне, ни моим товарищам), и мне разрешили идти отдыхать. Утром я должен был лететь на разведку погоды. Было уже около часа ночи..."
С момента поражения ракетой до принуждения к посадке в 23 часа 05 минут "Боинг" еще почти 40 минут сохранял способность на трех своих уцелевших двигателях продолжать полет. Анатолий Керефов "посадил" нарушителя на лед озера Корпиярви южнее Лоухи, близ г. Кемь (около 280 миль к югу от Мурманска). По наводке истребителя капитана Васильева южнокорейца заметили прибывшие на место вертолеты, и началась поисково-спасательная операция.

Источник: Новости Калевалы №25 от 7 июля 2011 г.