Алексей Востряков (13vainamoinen) wrote,
Алексей Востряков
13vainamoinen

Category:

Гуманизм не гуманными методами

Прочитал книгу советского писателя фантаста Сергея Снегова «Диктатор».



Действие книги происходит в мире сопряженным с земным. В этом мире техника развивается на иных физических принципах. Основной источник энергии не нефть и газ, а сгущенная вода. Вместо автомобилей и самолетов – водоходы и водолеты. Метеостанции не следят за изменениями погоды, а преобразуют ее по желанию людей. Бури и ураганы – мощное метеорологическое оружие, способное изменить ход войны. Вместо огнестрельного оружия – электробатареи, вибраторы, импульсаторы. Вместо телевизоров – стереовизоры.

На планете воюют между собой две сильные державы - Кортезия и Латания. Группа военных Латании свергает коррумпированное правительство своей страны и приходит к власти. Новое правительство возглавляет диктатор Алексей Гамов. Его первый помощник, военный министр Андрей Семипалов. Диктатор ставит перед своими соратниками великую цель, не только выиграть эту войну, но и прекратить раз и на всегда все войны на планете, объединить все страны под руководством единого правительства. Молодым амбициозным политикам удается всего этого достигнуть и тут, на вершине своей победы, диктатор организует суд над собой и ближайшими своими соратниками.

«…он заранее постановил для себя отдаться суду, который и оценит меру созданного им добра и причинённого зла. И сделает это только в случае победы, ибо нормально победителей не карают при жизни, приговор им выносит история потом, когда это их уже не может волновать. Гамов и тут пренебрёг классикой. Он открыл в истории новую дорогу и первым зашагал по ней».

Обвинитель Пимен Георгиу на суде перечисляет страшные преступления режима:

«Гамов, овладев властью, объявил всенародно, что ему мало быть властью строгой, суровой или жестокой. Он будет властью свирепой, только такая характеристика его устраивала. И пошёл свирепствовать! В тюрьмах отбывали сроки тысячи осуждённых. Преступники как преступники — каждый получил именно то, чего заслуживал, и спокойно дожидался конца карательного срока, чтобы выйти на волю. Но Маруцзяна сменил Гамов, и судьба обитателей тюрем сменилась. Им объявили пересмотр уже рассмотренных дел. Рецидивистов, частых жителей тюрьмы, лишь отдыхавших в ней между разбоями на воле, заново пересудили по тем же старым обвинениям. И тем, кто был приговорён к смертной казни, но впоследствии помилован с заменой казни на заключение, помилование отменили. Тюрьмы разгрузили и от оставшихся — отправили всех на северные работы, вымывавшие здоровье куда быстрее тюремного режима. И ввели неслыханную практику ответственности родственников и друзей преступников. Родителей подростка, ушедшего на разбой, арестовывали, конфисковывали их имущество и ссылали, заклеймив чудовищным обвинением: «За воспитание у сына тяги к преступлениям». А ведь никто сознательно не воспитывает в своём ребёнке злодейства, тут действовало тяжёлое время и окружение.
— До зверств доходило стремление наказывать не одного преступника, но и знакомых, получивших хоть микроскопическую пользу от его преступления, — с пафосом разглагольствовал Пимен Георгиу. — Одна девушка познакомилась с обаятельным парнем, он водил её в ресторан, они танцевали и веселились. Что естественней, чем такая дружба молодых людей, чем слияние их юных душ? Но парня арестовали, он участвовал в разбоях и насилиях, все его ресторанные деньги были из вывернутых чужих карманов, на иных даже лежали невидимые капли крови. Я согласен, разбойник заслужил многолетнюю тяжёлую работу в северных зонах. Но почему выслали девушку? Чем она виновата? Она рыдала, протягивая руки к судьям: «Пощадите, я ему не помогала, я только танцевала с ним!» Не пощадили! Была ли необходимость в такой свирепости, спрашиваю?»

Подсудимый Андрей Семипалов возражает обвинению:

«Спасая детей от водной аллергии созданием засухи, убивающей детскую хворь — уж куда выше такого добра, — мы одновременно уменьшили урожай и обрекли тех же детей на последующее голодание, а это зло, и немалое зло. Я мог бы тысячекратно умножить число подобных примеров. Повторяю: тенью добра является всегда сопутствующее ему какое-то зло, как реальная тень сопровождает реальное тело. Гамов ополчился на зло, сопровождавшее наши добрые дела, как если бы мы лично были ответственны за двойственность реального мира. В этом его ошибка. Он надумал судить человека за то, что на солнечном свету тот отбрасывает от себя чёрную тень. Гамов устроил суд над законами мира, не нами порождёнными и не от нас зависящими. Если существует реально устроитель Вселенной, то надо посадить на скамью подсудимых и его — за то, что он породил во всех явлениях мира двойственность. Скажем ему тогда: «Твоя Вселенная двулична, поработай-ка ещё над ней», — и, возможно, он, вторично засучив рукава, перемонтирует по нашему заказу все мировые законы. Но пока этого нет, все наши попытки вытравить из каждого хорошего поступка сопутствующие ему недостатки равносильны задумке отрубить от человека влекущуюся за ним в полдень тень. Ваш суд, Гамов, не больше, чем иллюзион рубки теней».

И продолжает далее:

«В любом противоборстве победа одной стороны всегда означает поражение другой. Положите на чашу весов победу и на другую поражение — весы не покажут равновесия, одна чаша перетянет другую. И главный вопрос любого исторического процесса, взвешенного на весах справедливости, — что весомей для всеобщего блага. Ибо победа сама по себе вовсе не равнозначна накоплению блага. Вполне возможно и обратное. Силы зла нередко торжествуют над усилиями добра. Вот что требует осмысленного анализа, а вовсе не то, что кому-то во всеобщей схватке причинено что-то плохое. Не говорю уже о том, что причинить злому зло — во многом тоже акт добра».

Книга, к сожалению, не окончена. Издана после смерти автора.

Понятно, что автор, Сергей Александрович Козерюк, он же Штейн (Сергей Снегов – псевдоним), полемизирует в этой книге с реальным диктатором – И.В.Сталиным. Будущий писатель фантаст в 1936 году был арестован, сидел в северных лагерях, ему есть, что сказать о власти и диктатуре.

В мире существует всего два способа, с помощью которых можно изменить мир. Один предложил Иисус Христос – изменись сам и мир изменится вокруг тебя. Это христианство. Это долгий путь борьбы со своими грехами, трудное научение смирению и любви. Далеко не всех этот путь устраивает.

Второй путь предложили французские гуманисты. Из их учения к концу XIX века сформировались три основных мировоззрения: либерализм, коммунизм и фашизм. Эти учения объединяет только одно - ради великой цели всеобщего счастья, людей можно и нужно принуждать к определенным действиям и поступкам.

Сергей Снегов, как раз и описывает, как во имя великих идей народ с помощью кнута и пряника ведут в светлое будущее. Причем диктатор Гамов и его соратники умело манипулируют не только, народом своей страны, но народами тех стран, с которыми воюют. Важнее не выигранное сражение, а спектакль, который разыгрывается вокруг него в студии стереовизора. Современные политики это хорошо знают – главное не реальное событие, а картинка, которую показывают по телевизору. Воздействовать нужно не на ум человека, а на его чувства.

Кортезы разбомбили приграничный город Латании, камера стереовизора сняла «удачный» кадр – смерть маленькой девочки, ребенок, умирая, тянет свои ручки к небу, откуда пришла смерть. Кадры не из фантастического романа, а прямо из нашей новостной ленты о Сирии или какой другой страны, где сейчас идет война.

Фантастическая книга «Диктор» - актуальна и в наше время. Только, к сожалению, правительства Земли возглавляют не диктаторы Гамовы, готовые отдать себя на самый суровый суд за все свои преступления и понести заслуженной наказание, вплоть до смертной казни.

Tags: книги
Subscribe

  • В каких домах жили крестьяне в Карелии до революции

    Некоторые мои читатели сомневаются, что в Карелии до революции крестьяне жили в двухэтажных домах, в таких на фото 1. Так, например, Владимир…

  • Подарок персидского хана 5

    +18 Так прошло чуть больше двух месяцев. Сергея опять к себе в кабинет позвал князь Щербатов. - От вашего папеньки пришло письмо. Просит…

  • Подарок персидского хана 4

    +18 Утром Сергея разбудил стук в дверь и голос Степана. - Ваше благородие, вставайте! Завтрак на столе. Посол вас уже спрашивал. Сергей вскочил и…

promo 13vainamoinen august 1, 2013 09:55 8
Buy for 30 tokens
Промо-блок свободен.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments