Алексей Востряков (13vainamoinen) wrote,
Алексей Востряков
13vainamoinen

FOL. 27.Жизнь с чистого листа

Начало здесь: FOL

В воскресенье Иван с утра поехал в храм. Долго собирался, но сейчас решил – пора. Пора брать судьбу в свои руки. Там на Земле Иван, как и большинство его сверстников плыл по воле волн. Родители решили, что в армию он не пойдет, Иван с этим не особо задумываясь, согласился.
На рынке все зависело от дяди. Как дядя решит, так и будет. Дядя оформил Ивану заграничный паспорт. Дядя вывез его из России. И только оказавшись на планете FOL, когда Иван один бродил по диким землям Ящеров, он вдруг осознал, что здесь надеяться ему не на кого, только на себя и на Бога. Он понял, что вера, это тот стержень, который в любую, самую трудную минуту заставляет человека всегда и во всех обстоятельствах оставаться человеком.
Ступив на этот путь, нужно идти до конца. Без исповеди, без причастия настоящим христианином стать невозможно.

y_93

На рынке в той или иной степени верующими были все. У многих продавцов на шее висел нательный крест, но Иван не смог вспомнить, чтобы кто-нибудь из этих людей ходил регулярно в церковь. Рыночная торговля начала девяностых автоматически предполагала нарушение закона. Продал сто автомобилей, а в декларации, поданной в налоговую, указал один. Без махинаций с бухгалтерий было не обойтись. Помимо налогов и официальной платы за место на рынке, приходилось платить массе нахлебников: гаишникам при перегоне автомобилей из Европы, тем же гаишникам при оформлении документов на машину; администрации рынка на содержание: «бандитской крыши», прикормленных ментов, всяких проверяющих в серых костюмах и с гнусными рожами.
Поэтому среди рыночной публики, предложение пойти в храм и исповедоваться, вызвало бы только усмешку. В тайну исповеди эти люди не верили. У людей с рынка самым востребованным богослужебным чином было отпевание: то убили какого-то бандита крышевавшего рынок, и смерть которого все должны были почтить; то погиб свой пацан перегонявший автомобиль через Польшу. Почти каждый месяц кого-нибудь хоронили. Иван сам не раз стоял рядом с дядей в полутемном храме рядом с раскрытым гробом со свечой в руке. Еще в этой среде считалось особым шиком прилюдно, чтобы все видели, бросить стодолларовую бумажку на поднос с мелочью, с которым церковный служка обходил храм во время службы. Бывало, бандиты бросали и больше. А вот исповедоваться – нет. Рыночные, узнали бы – сторонились бы как чумного. А в среде бандитов, могли бы и убить.

Единственный в Мелькольвбурге православный храм был полон. Иван встал в очередь на исповедь. Горели свечи. Пономарь в дальнем углу монотонно читал книгу в кожаном переплете. Священник, принимавший исповедь, был классического типа, такой настоящий батюшка с большим животом, солидной фигурой, окладистой бородой лопатой – отец Стефан. Тем кто никогда не исповедовался, кажется, что они придут в храм и в течение двух часов будут рассказывать священнику о всех проблемах своей жизни, а тот будет их слушать, давать полезные советы. Все это не спеша, с чувством, с толком с расстановкой. В жизни все не так. Стоит очередь. До начала службы остается полчаса. Посмотришь на толпу людей и на часы – не более двух минут на человека. Что можно исповедовать за две минуты? Только кратко перечислить свои грехи. Бог их и так знает. Главное – искреннее раскаяние в них. Желание изменить свою жизнь в лучшую сторону. Опять же, раскаяние в грехах не перед священником, а перед Богом. Священник лишь свидетель и ему дано право прочитать над вами разрешительную молитву. Но искреннее раскаяние, перемена ума, это зависит не от священника и даже не от Бога, лично от тебя.
Хочешь пообщаться со священником дольше – записывайся на беседу. Священник один, а нас вон сколько!
В конце исповеди, Иван попросил отца Стефана, остаться после службы и поговорить с ним. Священник согласился.

После службы ждать отца Стефана пришлось долго. Как только закончилась литургия, к священнику стали подходить люди с каким-то своими очень важными вопросами, на которые хотели получить ответ здесь и сейчас. Потом оказалось, что есть люди, записавшиеся на крещение. Иван вышел во двор храма и очень явственно ощутил этот переход. Как-то не замечал раньше. Двери храма открыты настежь. Но между миром и храмом лежит невидимая граница. В храме время течет совсем иначе, чем снаружи. Там все иначе. «Не замечал раньше» - удивился Иван.
Наконец их храма вышел пономарь и позвал Ивана.

Tags: фантастика
Subscribe

promo 13vainamoinen august 1, 2013 09:55 8
Buy for 30 tokens
Промо-блок свободен.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments